?

Log in

User Profile
Friends
Calendar
vosmoi's Journal

Below are the 25 most recent journal entries.

 

 
  2006.05.20  03.44


Красота!!!!!!

 
 


 
  2006.05.20  03.29


Чё то у меня деприссняк жуткий появился откуда не возмись...так хреново что то стало сразу...в одну минуту...незнаю к чему это...к переменам грядущим...что ли...руки просто опустились...и всё ничего не хоться ....берусь песни делать...и ничего...просто сижу и туплю...у меня кстати от того что я сижу на старых джинсах дырка на заднице...понятно о чём это говорит....надо мне меньше сидеть ...двигаться нада...я это понимаю....и на этом всё...вот что грустно...моя беда в том что я сижу и думаю..думаю....у меня и мозоль в мозгу так будет от этого...и самое смешное я это тоже понимаю...и опять на этом всё..не могу расшевилить себя...я понял....я лентяй..и я думаю так,если что не предпринять,всё так и останется на своих местах...

 
 


 
  2006.05.20  03.00
Написал....

Написал новый вариант аранжировки на песню Частного Права "Интернет и телефоны"..к сожалению послушать никому пока не получится,так как во первых вокал не написан,во вторых просто пока нельзя((..Вот...и всё..больше у меня ничаво не пишется...Начинаю что то писать,и бросаю...не могу..не прёт...сейчас в работе такие песни как "МИМО"...в альтернативном варианте...не то что раньше было..что то понесло меня на трип хоп...в целом слушается ниего...но что то не так где то..такое ощущение что пропустил что то..или наоборот переборщил..вообщем незнаю...что не складывается...Странно...как что то не складывается..сразу бегу в журнал писать об этом..а как здорово всё..так и не вспомню про него...вот парадокс..хотя всё закономерно..блин...Сейчас вообще время у меня какое то не понятное...всё вокруг завертелось,закружилось...а сам стою как дурак и ничего сделать не могу..точнее могу но не могу...в шоке как будто..Проблемы наверное давят...поэтому и не складывается...Всё правильно дотянул до последнего...вот теперь и суечусь...Вот так...хоться рассказать,тоесть написать всё...что гнетёт...а не могу...какое то не доверие присутствуется...а вдруг мол кто то прочитает ,подумает что то...а с другой стороны,кому я нужен??...во во...у всех и так проблем хватает..но понимая это всё равно как то не то...как будто пишу для кого то...а кто то будет читать это...и кивать головой...в такт...(незнаю правда в какой...но кивать будут)...Что то я какой то бред пишу...блин....вот и написать больше нечего...хотя на душе и в мыслях столько всего..а не могу наисать..незнаю...воть...хоться но не могу.

 
 


 
  2006.05.12  05.07
ВЕСЕННЯЯ СКАЗКА

Никогда раньше с Ежиком не случалось такого. Никогда раньше ему не хотелось петь и веселиться без причины. А вот теперь, когда наступил месяц май, он целыми днями пел и веселился, и если кто-нибудь у него спрашивал, отчего он поет и веселится. Ежик только улыбался и начинал петь еще громче.
- Это потому, что весна пришла, - говорил Медвежонок. - Поэтому Ежик и веселится!
А Ежик достал из чулана скрипку, позвал двух зайцев и сказал им:
- Пойдите, возьмите свои прошлогодние барабаны и возвращайтесь ко мне!
И, когда зайцы пришли с барабанами через плечо. Ежик велел им идти позади, а сам пошел первым, наигрывая на скрипке.
- Куда это он идет? - спросил Первый Заяц.
- Не знаю, - ответил Второй.
- Нам бить в барабаны? - спросил он у Ежика.
- Нет, пока не надо, - сказал Ежик. - Разве вы не видите: я играю на скрипке!..
И так они прошли весь лес.
У опушки перед высокой сосной Ежик остановился, задрал мордочку и, не свод глаз с Белкиного дупла, стал играть самую нежную мелодию, какую только знал. Она называлась: "Грустный Комарик.
"Пи-пи-пи-пи-и!.. - пела скрипка. И Ежик даже прикрыл глаза - так ему было хорошо и печально.
- Зачем мы здесь остановились? - спросил Первый Заяц. - Разве вы не понимаете? - удивился Ежик. - Здесь живет Рыжее Солнышко!
- А в барабаны нам бить?
- Подождите - проворчал Ежик. - Я скажу когда...
И снова прикрыл глаза и заиграл "Грустного Комарика".
Белка сидела в дупле и знала, что это Ежик стоит под сосной, играет "Грустного Комарика" и называет ее Рыжим Солнышком... Но ей хотелось 'подольше послушать скрипку, и поэтому она не выглядывала из дупла.
А Ежик играл целый день до вечера и, когда уставал, кивал головой зайцам - и они потихонечку барабанили, чтобы Белка знала, что Ежик все еще стоит внизу и ждет, когда она выглянет.

 
 


 
  2006.05.12  05.04
ЧИСТЫЕ ПТИЦЫ

Больше всего Ежик любил эти первые по-настоящему весенние дни! Уже ни одного островка снега не осталось в лесу, в небе по ночам громыхал гром, и, хот молнии не было видно, до самого утра шумел настоящий проливной дождь.
"Лес умывается! - думал Ежик. - Умываются елки, пеньки и опушки. А птицы летят теперь с юга, и им тоже моет дождь перышки!"
И по утрам он выходил на крыльцо и ждал чистых, вымытых птиц.
- Еще не прилетели! - говорила Белка.
- Кар-р-р! Им тр-р-рудно в пути! - картавила Ворона.
А Ежик нюхал воздух и говорил:
- Все равно пахнет чистыми птицами!
И Дятел тогда принимался на самой верхушке сосны чистить себе перышки.
"Я тоже должен быть чистым! - думал он. - А то они прилетят и скажут: что же ты такой пыльный, Дятел?"
Заяц сидел под кустом и мыл себе уши.
- Возьми еловую шишку! - крикнул Ежик. - Еловой шишкой лучше отмывается!
- А чем вы посоветуете почистить мне рога? - спросил, выйдя на опушку перед Ежикиным домиком, Лось.
- Песком, - сказал Ежик. - Нет лучше, чем чистить рога песком. И Лось пошел к берегу реки, лег у самой воды и попросил Лиса, который вылавливал на быстрине блох, почистить ему рога.
- А то неудобно,- пробормотал Лось,- прилетят птицы, а у меня - рога грязные...
- Сейчас! - сказал Лис.
Он был хитрый и знал, как надо чиститься. Он сидел по самую шею в ледяной воде и держал в поднятой лапе пучок прошлогодней травы. Блохи замерзли в воде и теперь сползались по лапе к этому пучку. А когда сползлись все. Лис бросил прошлогоднюю траву в воду, и ее унесло течением.
- Вот и все? - сказал Лис, вылезая на берег. - Где ваши рога? Лось склонил рога, и Лис принялся начищать их песком.
- Чтобы блестели? - спросил он.
- Нет, - сказал Ежик. - Блестящие рога - некрасиво. Они должны быть... туманные?
- То есть чтобы не блестели? - уточнил Лис.
- Чтобы не блестели, - сказал Ежик.
И Лось даже отфыркивался, - так ему было хорошо и приятно.
А Дятел уже совсем вычистил перышки и был теперь чистый и молодой .
Заяц отмыл уши и мыл хвостик.
А Ежик уже давно протер тряпочкой каждую иголку и был такой чистый, что даже самая чистая птица не смогла бы ему сказать, что она чище его!

 
 


 
  2006.05.12  05.01
ДОБРЫЙ СЛОН

В феврале стояли такие морозы, что Ежик целыми днями топил печь и все равно по утрам не мог вылезти из постели - так было в доме холодно.
"Что же это за наказание? - бормотал Ежик, всовывая лапы в валенки и слеза с постели. - Еще неделю постоят такие морозы - и у меня ни одной дровишки не останется!"
И он зашаркал к печке, отодвинул заслонку и развел огонь.
Огонь весело загудел, и Ежик стал обдумывать свое бедственное положение.
"В лесу теперь снегу - видимо-невидимо! - думал он.- И все тоненькие елочки занесло. А толстую одному не спилить... -Хорошо, кабы Медвежонок наведался: у него и топор острый, и пила есть, и специальные саночки, чтобы дрова возить... Вот пришли бы они с Осликом и сказали: "Ежик, у тебя, наверное, дрова кончились? Пойдем напилим и наколем новых!" А я бы их напоил чаем, и мы бы все трое пошли в лес, и тогда бы я ни за что не замерз. А теперь... Медвежонок, наверное, крепко спит и совсем забыл обо мне..."
И Ежику стало так грустно, что он подкинул еще две дровишки и, уже ни о чем не думая, стал смотреть на пламя.
Печь разгорелась, и теперь в доме было тепло, и Ежику уже не верилось, что дровишки могут кончиться и он замерзнет. И он, незаметно для себя размечтался...
"Вот, - мечтал Ежик, - кончатся у меня дровишки, и совсем станет холодно, и начну я замерзать... И об этом узнает Слон в зоопарке. Он притворитс спящим, а когда сторожа уснут, прибежит в лес, найдет мой домик, всунет хобот в трубу и станет тепло дышать. А я скажу: "Спасибо, Слон. Мне очень тепло. Пойди теперь погрей Медвежонка - у него, наверное, тоже кончились дрова...И Слон будет каждую ночь убегать из зоопарка и дышать в трубу мне. Медвежонку и Ослику - и мы не замерзнем?.."
А морозы все лютели и лютели. И действительно, скоро у Ежика совсем кончились дровишки. Он в последний раз хорошо протопил печь, сложил на постель все одеяла, а сверху положил полушубок и валенки. Потом залез под эту гору и стал ждать.
Сначала ему было жарко, а потом, когда печь остыла, стало холодно. И с каждым часом становилось все холоднее.
"С-с-скорее бы п-п-пришел С-с-слон!.. - шептал Ежик, свернувшись калачиком под одеялами. Он так замерз, что у него давно уже не попадал зуб на зуб. А Слон все не приходил... - С-с-слон! - звал Ежик. - Я з-з-замерзаю... П-п-приди, п-п-по- жалуйста, Слон!
Ежик звал Слона три дня и две ночи.
А на третью ночь ему стало так тепло, что он даже сбросил с себя полушубок и валенки.
Это в лес пришла оттепель. А Ежику казалось, что это огромный добрый Слон ходит меж сосен и дышит ему в трубу.

 
 


 
  2006.05.12  04.51
Ёжик и море

«Жил-был в лесу Ежик-иголка. Был у него дом с печкой лампочка в дому из гриба-лисички и полная кладовая припасов. Но все Ежику чего-то хотелось...
- Неспокойно мне,- говорил он Васильку.- Вот здесь мутит, - показывал на грудь.- К морю хочется.
Василек никогда не видел моря, и поэтому говорил:
- Зря ты печалишься, ежик. Посмотри, какой я красивый, взгляни, как высоки сосны, послушай, как птицы поют! И все тебя здесь, в лесу, знают и любят.
Но Ежик с каждым днем печалился все больше.
- Хочется мне к морю! - жаловался он Муравью.
- А какое оно? - спрашивал Муравей.
- Большое. Но я его никогда не видел.
И вот как-то ранним утром, когда в небе еще плавали молочные звезды, Ежик вышел из своего домика и пошел к морю. В лапе у него была палка, а за плечом - котомка с едой.

Долго ли шел Ежик, коротко ли, он вышел к морю.
- Здравствуй, море! - сказал Ежик.
- Здравствуй, Ежик! - сказало море.
И накатилась волна. «Пффф-ф!..- ударила она в берег. - Шшшш...» - зашуршала по камушкам, отступая.
И Ежик тоже сделал шаг вперед и сказал: «Пффф-ф!.. - и, отбежав немного: - Шшш-ш!..»
- Я на тебя похож, да?
- Очень! - сказало море. И снова ударило волной в берег.
Целый день Ежик играл с морем: то подбегал к самой воде, то отбегал прочь. Засыпая на песке под скалой, он поеживался, и ему казалось, что он тоже - маленькое море на четырех лапах.
«Пффф-ф!..- бормотал он себе под нос.- Шшш-ш!..»
И подымал и опускал иголки.

 
 


 
  2006.04.12  07.45
Мой сайт

http://bayan06.narod.ru/

 
 


 
  2006.04.11  00.27
Сказка про ежиков

Светила луна. На кончиках травинок блестели капли росы. Дул легкий летний ветерок.
Крошка-ежик бежал по тропинке и радовался наконец обретенной свободе. Мама-ежиха долго не хотела отпускать его и все повторяла: «Вот еще, придумал! Собрался в гости на утро глядя!»
Но даже строгую маму можно в конце концов уговорить. И вот ежик спешил через ночной лес к своим лучшим друзьям.
Добравшись, наконец, до их домика, он встал на задние лапки и постучал в дверь. Открыл ему старший из братьев, а младший уже маячил у того за спиной.
Ежики радостно приветствовали друг друга и спешили поделиться самыми интересными новостями.
Потом они пили чай с малиной и болтали о всяких пустяках.
– Ой, а где же ваши родители?! – Вдруг опомнившись, спросил крошка-ежик.
– Так они в гости ушли! До самого завтрашнего вечера! – Радостно затараторили братья. – Мы тебе разве еще не сказали?..
– Ух, ты! – воскликнул крошка-ежик. В его голове уже роились самые замечательные идеи о том, что можно делать целый день в компании своих лучших друзей, да к тому же без присмотра взрослых.
– А давайте тогда будем страшные истории рассказывать!!!
– Точно! Точно!
– Да-авайте… Только вот окошко получше зашторим. А то скоро утро – стра-ашно, – пропищал младший.
Удостоверившись, что никакой дневной свет в дом не проникнет, ежики забрались на печку и устроились там поудобнее.
Крошка-ежик первым начал рассказывать. Он размахивал лапками, смешно округлял глаза и растягивал гласные, считая, что так будет страшнее.
Братья слушали, затаив дыхание, их друг по праву считался самым лучшим придумщиком и рассказчиком.
– …когда солнце стоит в небе высоко-высоко, тогда ходит по земле самое страшное чудище-страшилище…
– А откуда оно берется, такое страшное? – Вставил один из братьев.
– Оно, – крошка-ежик на мгновение задумался. – Оно появляется оттого, что солнечные лучи падают на воду и там отражаются… Вот из воды оно и берется! – Победно завершил он.
– …это чудище самое страшное, потому что оно все блестит и сверкает!!!
– У-у, – просипел младший, пытаясь спрятаться у брата за спиной, а тот спросил:
– Прямо так все и блестит?
– Да! – Крошка-ежик ощутил прилив вдохновения. – Все блестит, а глаза у него еще ярче светятся!!!
– А у меня вот что есть, – вдруг непонятно к чему заявил младший, соскочил с печки, побежал куда-то в бок и тут же вернулся.
– Вот! – повторил он и с гордостью сунул под нос гостю диковинный цветок.
«Ха, совсем как девчонка!» – хотел сказать крошка-ежик, но вовремя оборвал себя, цветок действительно был очень красивый, а, главное, – необычный.
– Где это вы его взяли? – вместо этого спросил ежик у своих друзей.
– Где взяли, там уже нет, – быстро ответил старший.
– А, говорят, самые красивые цветы днем распускаются, – мечтательно протянул младший.
– И ты что, не боишься?!
– Бою-усь… Но они же, наверное, такие красивые…
– Ну, точно как девчонка, – все-таки сказал крошка-ежик.
– Да ну его! Давай лучше еще расскажи! Про солнечных зайчиков! – Старший брат только что не подпрыгивал от нетерпения.
Младший ежик обиделся и снова ушел куда-то за печку. Было слышно, как он там сопит.
– Солнечные зайчики, они такие страшные, потому что могут через окошко проходить, – крошка-ежик уже начал новую историю. – А еще они умеют по стене ходить!
– А вот вам! – Вдруг раздалось от окна, и младший ежик резко дернул занавеску. Пока два других ежика, увлекшись рассказом, совсем не обращали на него внимания, он успел подкрасться к окну, предусмотрительно таща за собой одеяло, и теперь в нем прятался.
Утро только-только начиналось и не успевшее еще оторваться от горизонта солнце светило пока не так уж и ярко. Его робкие лучи упали на пол. Сидевшие на печки ежики закричали от страха и вцепились друг в друга.
– Дурак! Ты зачем это сделал?! – Закричал старший ежик на своего брата.
– А мне не страшно, я в одеяле! – чуть слышно и не слишком уверенно донеслось от окна.
– Вот и сиди так до вечера!
Крошка-ежик робко отлепился от своего товарища и приоткрыл один глаз, но тут же опять зажмурился.
– Я к окну не пойду, – промямлил он.
– А вдруг, вдруг по мне сейчас солнечные зайчики ходят?! А?! Они же не только по стенке ходить умеют!!! – ежик задергался и неловко скатился с печки, так и не открывая глаз.
– Вот он! Вот он! Теперь прямо у тебя на голове, – пролепетало одеяло.
– А-а-а-а! – старший ежик вскочил и бросился в угол.
– Он тебя не съел? – Встревоженно поинтересовался младший брат после некоторой паузы.
– Н-нет, кажется, – старший стал судорожно себя ощупывать.
– Значит и меня не съест! – Отчаянно воскликнул младший. Одеяло зашевелилось, метнулось в сторону, раздался звон колечек, на которых висела занавеска, и в комнате снова стало темно.

– И все-таки ты дурак, – бросил старший брат, но уже вполне примирительно.
Ежики уже вполне успокоились и теперь опять пили чай. Было темно, тепло и хорошо. Но разговор как-то не клеился. Братья продолжали вяло переругиваться между собой, а крошка-ежик молчал, не желая принимать ничью сторону.
– Эх ты, цветочки, цветочки, – наконец произнес он.
Повисло молчание.
– Цветочки, – промурлыкал младший, решив, что он уже прощен, и даже зажмурился.
– Значит, говоришь, – подхватил крошка ежик, желая завязать беседу, – самые красивые цветочки только днем бывают?
– Ну да, – оживился младший. – А ночью они прячутся, закрываются…
– То есть, как это прячутся?! – Удивился старший. – Они что, тоже боятся?!
– Выходит, что боятся…
– Получается, что днем они цветут, а ночью закрываются, потому что боятся? – Старший не унимался. – Это что же они, темноты боятся?!
– Темноты… Боятся, – задумчиво повторил крошка-ежик. – Смешные… Не того они боятся, – авторитетно заключил он

 
 


 
  2006.04.11  00.18
Сказка про смелого ёжика

Сидит зайка Русачок под зелёной ёлочкой и горько плачет. Лапками слезы вытирает. А слезы так и сыплются, как град, так и сыплются. Сильно, видно, загоревал зайка. Плачет он, бедный, да всё приговаривает:

— Как же мне теперь жить-то на белом свете? У-у-у-у-у... Если так, что и воробья уже бойся... Эх,— говорит,— пойти разве да утопиться с горя...

Плакал зайка, плакал, наконец побежал топиться. Прибегает на речку. И только хотел бултыхнуться с высокого берега в воду, как слышит:

— Эй, косоглазый, куда разогнался? — кричит ему родственница лисица-хитрица.— Плохо всё-таки, скажу тебе честно, иметь косые глаза. Так и утопиться можно...

— Вот это мне как раз и надо,— говорит сквозь слезы зайка Русачок.— Только в воду, только утопиться...

— Что ты, братец, что ты? Опомнись, что говоришь? Зачем тебе топиться?

— Как это зачем? И ты бы не лучше сделала, если бы тебя так побил и обидел... у-у-у...— зайка захлебнулся и не мог дальше говорить.

— Кто побил? Кто обидел? Ничего не понимаю.

— Кто? Да кривоногий топотун этот — ёжик. И хоть бы кто людской,— при последних словах зайка вытер лапкой самую большую слезу.

— Ай, ай,— ещё больше заинтересовалась лисица-хитрица,— ёжик тебя побил и обидел! Не думала, братец, не думала услыхать такие новости. Как же это случилось?!

Зайка присел на задние лапки и стал рассказывать.

— Пошёл я,— говорит,— недавно под Берёзовую горку сладкого клевера пощипать. А тут и ёжик притащился — ползун этот кривоногий — и давай по клеверу кататься. Так и мнёт его, так и топчет. Ну, разве могло выдержать моё заячье сердце такую обиду? Набрался я храбрости да как закричу на него!.. А он вместо того, чтобы убегать, подбежал ко мне и давай дубасить и давай иголками колоть. Я чуть живой вырвался. У-у-у...— опять расплакался зайка Русачок.

И он не в шутку собрался прыгнуть в воду. Жаль стало лисице-хитрице зайки. Как-никак, свой человек. И если каждая там букашка начнёт его обижать, тогда и вправду лучше утопиться.

— Стой, погоди,— говорит лисица,— не топись, братец. Я за тебя заступлюсь. Уж я покажу ему, ползуну этому несчастному! Как только увижу, сразу съем его... Будет он знать! Будет он век меня помнить!

— Заступись, сестрица, заступись... Зайка обрадовался и перестал плакать.


--------------------------------------------------------------------------------

Прибежала лисица-хитрица к Берёзовой горе, стала в ложбинке и выглядывает, где тот ёжик, который так безжалостно обидел её приятеля зайку Русачка. Вдруг какой-то тяжёлый колючий клубок камнем упал ей на спину.

— Фф-р-р-р! Пы-ы-ых! — зафыркало и запыхкало над самой её головою.— Фф-р-р! Пы-ы-ых!

Лисица, долго не думая, как подпрыгнет, как побежит: по пням да по корчам, по кустам да по зарослям... Только хвост пушистый мелькает, следы заметает.

Ёжик только что перед этим возвращался домой с Берёзовой горы и, как обычно, чтобы сократить дорогу, катился клубком,— где подскоком, а где боком.

Вот во время такого забавного путешествия он и не заметил, как очутился на спине у лисицы: она стояла как раз под самою горою.

Ёжик, бедный, так перепугался, что вцепился лапами в густую шерсть да только фыркает, да только пыхкает. И оторваться боится, чтобы о дерево или пень какой-нибудь не убиться, и на лисице ехать страшно.

Лисица же в этот миг думала, что уже смерть её пришла. Примчалась домой и — в нору. Нора была узкая, только ей самой пролезть, и ёжик сорвался. Обрадовался он и без оглядки покатился назад.

Сидит лисица-хитрица в тёмной норе и не дышит. “Вот это зверь так зверь!.. — думает она.— Ну и отчаянный! Не успела оглянуться, а он уже — и на спину, и душит, и колет. Нет, век не буду сама с ним связываться. За версту обойду, если где-нибудь встречу”.

Сидит лисица, а вылезть боится. “Хитрый,— думает,— небось, притаился, ждёт, но нет, не дождаться тебе, топо-тун несчастный: умру, а не вылезу...”

Сидит она так день, сидит второй. А на третий слышит знакомый голос:

— Эй, кумушка-голубушка, жива ли ты, здорова ли? Что это не видно тебя совсем? Я уже, признаться, заскучал без тебя...

Обрадовалась лисица волку зубастому и вылезла. Вылезла и расплакалась.

— Что с тобой, кумушка-голубушка? — спрашивает волк.— Какое такое горе у тебя?

— Как же мне не плакать,— говорит она,— как не горевать? Не только плакать, а пойти разве и в воду броситься. Всё равно — смерть. Он же меня в другой раз живой не отпустит.— И она рассказала куму, как едва не задушил её ёжик. Ещё бы чуточку, и конец бы ей был.

Но волк вместо сочувствия давай хохотать, давай со смеху кататься. Смешно ему, чтобы ёжик лисицу задушил.

— Чего смеёшься? — говорит лисица обиженно.— Он и тебя может задушить. Ты только попадись ему на глаза.

Говорит она так, а сама себе и думает: “Вот подзадорю волка, покажет он тому кривоногому ползуну... И духу-то от него не останется. Будет он знать”.

— Ладно, кумушка,— говорит наконец волк зубастый,— я за тебя заступлюсь.

— Заступись, куманёк, заступись,— просит лисица.

— Я его в один миг разорву! — хвалится волк.

Сказал он так и побежал искать ёжика.

Бежит волк, бежит, только сучья под ногами трещат. Зубами заранее щёлкает, ёжика смакует.

Прибегает к Берёзовой горе. Видит — какая-то копёнка травы навстречу едет: без коня и без телеги — сама едет.

Присмотрелся волк получше — а это и есть ёжик: понацепил на себя он листьев и везёт в нору.

— Эй, ёжик, ты что же это мою куму обижаешь? — завыл волк зубастый и злобно щёлкнул зубами.

— Я... я...— у ёжика с перепугу язык отняло.

— Вот я тебе “наякаю”! — ещё злее щёлкнул зубами волк, и даже слюнки у него потекли. Волк в это время был голоден и не мог больше терпеть. Он подскочил к ёжику и цапнул его в свою широченную пасть.

Но тут случилось что-то такое, от чего у волка прямо искры из глаз посыпались. Выплюнул он ёжика и ходу подальше от беды. Бежит, а за ним вслед кровавая стёжка: понятно, весь рот исколол ему ёжик.

Прибежал волк домой сердитый, сердитый, сидит и кровью плюётся. Идёт вскорости сосед его, Михаиле Иванович. Увидел он, что волк кровью плюётся.

— Что это,— говорит,— сосед, с тобою: не у зубного ли был?

— Ай, Михайло Иванович,— говорит волк зубастый,— хуже.

И он рассказал соседу про свою беду: как ёжик резал его острыми иглами.

— Хоть ты в лесу теперь не живи, хоть ты топиться иди...

—Ладно, брат,— утешил его Михайло Иванович.— Я, брат, за тебя заступлюсь. Как встречу его — убью. Уж я не позволю, чтобы он мне горло резал. Лапой как стукну, так и конец ему будет. Ишь, какой ловкий: ножами режет! Погоди же, я тебе покажу!

И Михайло Иванович давай топать и горячиться. Так разгорячился, что готов тут же идти ёжика бить. Но вспомнил, что собирался рыбу ловить, потому что очень проголодался за долгий день.

— Пока, брат,— говорит он,— не волнуйся. Всё будет, как я сказал.


--------------------------------------------------------------------------------

И Михайло Иванович пошёл. А волк остался дома. Страшно и нос показать, чтобы опять не нарваться на того ёжика. Пришёл Михайло Иванович на речку, сел на бережку и занялся рыбной ловлей. Увидит с берега рыбу, схватит её лапою и бросит за куст. А то засадит лапу под корягу или в нору и вытащит усатого рака.

Вот ловил он так, ловил, а под конец решил и закусить. “Много уже, наверное, рыбки набралось,— подумал он.— Ну и закушу на славу!”

И у Михаила Ивановича заранее потекли слюнки.

Пришёл он за куст, а там — ни одной рыбки, ни одного рака. “Что за чудеса,— ворчит Михайло Иванович,— куда же рыба подевалась? Будто сквозь землю провалилась...”

Вдруг видит — неподалёку лисица-хитрица вертится.

— Эй, рыжуха,— окликнул её Михайло Иванович,— как тебе не стыдно! Да я... Да я же сейчас тебя саму съем за такие штучки!

— Что ты, Михайло Иванович,— ласково заговорила лисица,— разве же можно, чтобы я да твою рыбку съела...

— А кто же, если не ты? — заревел Михайло Иванович.

— Знаю кто,— шепчет ему издали лисица,— да только сказать боюсь. Разве что на ушко, чтобы хоть не услыхал он. А то не жить мне тогда.

Подошла лисица близёхонько к Михайлу Ивановичу и шепнула ему на ухо:

— Ежик, чтобы мне так жить, сама видела... Ещё пуще расходился Михайло Иванович, ещё больше на ёжика озлился. Даже на месте не устоит... Так и горят от злости его когти.

— Где он, лисонька, покажи мне,— просит Михаиле Иванович.

А лисица только этого и ждала: Михайло Иванович уж наверняка за всех ёжику отомстит. Она охотно согласилась показать ёжикову хату.

Ежик только что вернулся с охоты и теперь сладко дремал на мягкой постели. Ему сегодня повезло: он словил с десяток лягушек и мышей, под конец набрёл на птичьи яйца, да и запил ими свой богатый обед. Вот почему он был в хорошем настроении и дремал, думая о недавних приключениях с лисицей и волком. После этих приключений он не на шутку стал бояться жить на свете. Но, судя по всему, не только он, ёжик, испугался лисицы и волка, а наоборот,— скорее они испугались его. Ведь если бы не так, то почему же дали стрекача от него и лисица, и волк, не говоря уже про зайку. Это последнее наводило ёжика на мысль, что, наверное, он и есть самый сильный и грозный зверь в лесу. От этой мысли ему становилось весело и приятно. Как-никак — это не хаханьки! Но тут вдруг вспомнил он, что есть ещё в их лесу зверь Михайло Иванович — не ровня ни лисице, ни волку, а про зайку даже и речи нет. Эти неприятные воспоминания немного остудили геройское настроение воинственного ёжика. Но, как говорится: волка помяни, а он и тут. Так было на этот раз и с медведем. Только ёжик подумал про него, а он шасть сюда, и даже не один.

Как увидел их ёжик, так и окаменел со страху. Свернул в клубочек свою щетину и приготовился к смерти.

Подошёл Михайло Иванович ближе к ёжику, поглядел, а потом как заревёт на весь лес:

— Ах ты, обжора, сам с клопа, а вишь, сколько рыбы моей слопал! Я ведь целую ночь ловил. И как тебя, обжора, не разорвало на части!..

Лисица же тем временем просто давится со смеху: известно, рыбку-то она сама съела.

Ругал Михайло Иванович ёжика, ругал, а он хоть бы что. Даже не шевельнётся. Тут Михайло Иванович ещё пуще расходился: он же в своём лесу зверь над всеми зверями, и каждый должен не только слушаться его, но и дрожать перед ним! А ёжик не считает нужным даже взглянуть на его грозную особу: слопал всю рыбу и всё тут. Хотел Михайло Иванович схватить ёжика и разорвать его, но вспомнил горькую волчью практику. Тогда он со всего маху хватил ёжика лапой. Ёжик откатился в сторону — только и всего. А медведь так и заскакал на трёх ногах: вся лапа его была изранена и утыкана иголками. Взвыл он от боли и — подальше от беды на трёх ногах. Лисица за ним.

Вытащил ёжик голову из колючек на свет и видит: Михайло Иванович даёт стрекача на трёх ногах и лисица-хитрица за ним едва поспевает. Тут он расхрабрился уже как следует.

— Держи их, держи разбойников! — закричал он вдогонку.

Медведю показалось, что ёжик догоняет их. Он опустился на все четыре лапы и, не обращая внимания на страшную боль, так помчался — только лес трещит.

Вот прибежали Михайло Иванович с лисицей к волку и зайке.

— Ну как, задушил ёжика? — спрашивает волк.

— Задушил, задушил,—передразнил его злой Михайло Иванович.— Видишь, как он меня искалечил,—и выставил свою окровавленную лапу.— Так полоснул, — говорит, — меня по лапе этот зверюга, что я чуть не помер от боли. Ах, зайка, возьми щипцы, повытаскивай из лапы иголки. Просто нет больше мочи.

Взял зайка щипцы, повытаскивал из лапы иголки и перевязал её бинтом.

Вот уселись звери в ряд и стали горевать, думу думать, как им ёжика одолеть. Но что они ни придумают, всё не так. Наконец лисица и говорит:

— Пойти разве всем вместе. Быть не может, чтобы не управились.

Предложение лисицы было умное, и все охотно с нею согласились.

Выстроились звери друг за дружкой и пошли. Впереди шёл самый главный зверь — Михайло Иванович, за ним — волк зубастый, за волком — лисица-хитрица, а за лисицею — зайка Русачок. Идут и рассуждают потихоньку, как им ёжика одолеть.

Лисица и говорит:
— Лучше всего разорвать его в клочки. Ты, Михайло Иванович, как самый сильный, будешь тянуть за голову, ты, волк зубастый, и ты, зайка Русачок, за хвост,— вот у вас и равные силы будут. А я буду команду подавать. Как крикну: “Раз-два-три—рви!”—так вы и разрывайте его.

Все опять согласились с Лисицыным предложением. И вправду, лучше, чем она, не придумаешь.

Пришли они к Берёзовой горе, смотрят и глазам не верят: на полянке под горою ёжик душит страшную ядовитую змею. И так смело и решительно расправляется с нею.

Зайка тут же и обомлел: он не мог видеть такой страшной сцены. У лисицы с перепугу схватило живот, и она скорей побежала в кусты. Даже у Михайла Ивановича затряслись поджилки.

— Нет,— говорит Михайло Иванович,— с таким страшным зверем шутки плохи. Он даже ядовитой змеи не боится, не то что нас.

Повернулся он и ходу, а за ним и все звери. С того времени все они боятся ёжика и не трогают его.

Только одна лисица-хитрица придумала способ, как ёжика одолеть, но никому об этом не сказала. Да и самой ей не всегда этот способ удаётся.

 
 


 
  2006.04.11  00.00
"Ежик и Сова"

Однажды вечером Ежик никак не мог уснуть. Он долго ворочался, два раза выходил на крыльцо и пересчитывал звезды, но это не помогало. Когда он выполз на улицу пятый раз, и снова сосчитал все звезды до одной, то понял, что одной не хватает.
- Странно, точно помню, что тут была звезда, - сказал Ежик и почесал нос.
- А теперь тут я.. ухх.. ухх..- раздалось в тишине.
Ежик пригляделся и увидел, что на ветке дерева, загородив последнюю звезду, сидит настоящая сова. Сова открыла один глаз, и сразу стало видно, что это она.
- Не спится? - спросила Сова.
- Нет.. и звезды считаю - не помогает, - пожаловался Ежик.
- Я средство знаю, давай пить чай?
- И это поможет? - удивился Ежик.
- А вот увидишь, и побольше варенья!
Ежик вынес на крыльцо старый самовар и раздул огонь. Потом он сбегал в чулан за вареньем и в домик - за чашками.
- Наливай мне покрепче, - сказала Сова, слетела с ветки и открыла второй глаз. - Я только что проснулась, мы совы - ночные птицы. Днем спим, а ночью летаем, и чая попить не с кем.
Ежик налил чая, положил себе сразу четыре ложки земляничного варенья и начал пить чай и считать звезды..
- Ой, а почему звезды стали кружиться? - спросил он.
- А это потому, что ты уже почти спишь, - сказала Сова, прихлебывая чай.
- А ведь правда действует! - Ежик обрадовался.
- Вот видишь! - Сова довольно заухала. - Иди спать, а мне пора на охоту. Можно я прилечу завтра на чай снова?
- Конечно можно, у меня есть еще малиновое варенье!
Потом они допили чай, самовар так и остался на крылечке, а Ежик попрощался с Совой, и ушел, зевая, в домик и вскоре очень быстро

 
 


 
  2006.04.10  23.46
Ежик и Тень

Как-то Ежик гулял по лесу с Зайцем. И молчал совсем. Заяц искал ягоду, и ему было не до разговоров, но потом они вышли на опушку и ягоды там уже не было, а они продолжали молчать.
- Ну чего ты идешь как тень? - спросил наконец Заяц.
- Как кто? - спросил Ежик.
- Ну, как моя тень. Вернее как моя вторая тень, потому что первая - вон - такая же ушастая и молчаливая.
- Но я уже не молчу, раз спросил "Как кто?" - возразил Ежик. - А тени все молчаливые?
- Не знаю. - Заяц задумался и замедлил шаг. - Моя - точно не разговаривает. К тому же я ее боюсь, она всегда темная и ушами шевелит как я. Стрррашно..
И Заяц отвернулся в другую сторону и посмотрел на солнце.
- Вот интересно, если было бы сразу два солнца, тени начали бы разговаривать? - Заяц размышлял вслух, как обычно. - Им же было бы скучно так бродить с тобой и молчать.
- Только где бы взять второе солнце? - Ежик тоже задумался и посмотрел на свою тень, с иголками и яблоком на спине.
- Нигде, потому что я спрашивал у белки, она сверху смотрела и сказала, что не бывает второго солнца.
- Жалко. - Ежик еще разок посмотрел на свою тень и помахал ей лапой. - Скучно тебе одной.
- Все, я пришел домой. - Заяц попрощался и вприпрыжку поскакал к норе, которая показалась уже на пригорке.
Ежик побродил в этот день дольше обычного, и возвращался уже поздно, когда стемнело. Подходя к дому, он посмотрел наверх, чуть выше печной трубы и увидел луну. Тут Ежик вспомнил, что ему не давала покоя мысль про второе солнце.
"А ведь луна - это тоже маленькое солнышко!" - подумал он. "Раз оно светит, значит от него.. от него тоже есть тень ! Лунная тень!".
Ежик обрадовался и огляделся вокруг. И точно, на камешке перед домиком он увидел свою лунную тень. Она была почти такая же, как и солнечная, только более черная и на спине..
"Ах!" - Ежик подпрыгнул от неожиданности. На спине у нее было не яблоко, а груша! "Вот это да!" - подумал Ежик и от страха у него высох кончик носа. Ежик как всегда в таких случаях, облизал его, чтобы не подумали, что он боится, и подумал:
"А может она и разговаривать может?"
- Конечно могу, только никто не хочет со мной разговаривать. - Ответила Тень и свернулась клубочком.
Ежик еще раз облизнул нос, и это ему помогло.
- А почему ты не хочешь разговаривать? Мне, например, очень приятно познакомиться с тобой.
- И мне. - Тень высунула мордочку. - Я бы угостила тебя грушей, но она для тебя ненастоящая, впрочем.. - Тень посмотрела на Ежика - .. как и твое яблоко для меня.
- Жаль.. - Ежик снял с колючек яблоко и положил его на крылечко. - А я пробовал с солнечной тенью поговорить, но она молчит, зато у нее есть яблоко. Может вы угостите друг друга?
- Солнечная тень? - удивленно сказала Лунная Тень - А кто это ?
- Как? Ну.. когда день, то у меня тень другая, молчаливая. Ты разве с ней незнакома?
- Нет, конечно. И я не знаю, о чем ты говоришь. А что такое день?
- День?.. День - это когда светло, когда светит... - Ежик сказал бы "солнце", но тут же понял, что последует вопрос "А что такое солнце ?" и сказал - .. светло так, что даже звезд не видно! Вот сколько света. И небо не черное, а синее.
- Да? - видно было, что Лунная Тень колеблется, верить или не верить. - А луна там есть?
- Нету, хотя кто-то говорит, что бывает, но свету она совсем не дает.
- Ааа.. ну тогда понятно, почему я не знаю, что такое день. Раз меня там нет.
Ежик почесал затылок и сказал:
- Да уж, как же быть? У нее я сегодня точно видел большое и спелое яблоко. И ей, наверное, жутко скучно в таком ярком свете, вот она и молчит.
- Я бы тоже соскучилась... - Лунная Тень снова уселась на камень, болтая лапами. - И мне уже надоело есть грушу, а яблоко у тебя - ненастоящее.
- Слушай! - Лунная Тень перестала болтать лапами и спрыгнула с камня. - А что если я оставлю кусочек груши ей, а она - кусочек яблока - мне ? Я могу спрятать его в старом дупле, где жила раньше сова. Там темно и просторно.
Ежик поразмыслил и решил, что это очень хорошая идея и сказал:
- Хорошо, пошли к дуплу. Я не люблю гулять один так поздно, но раз ты разговариваешь, то мне будет не так страшно.
И Ежик и Лунная Тень добрались до дуба, разговаривая про день и ночь и споря, что лучше. Потом Тень отломила половинку груши и положила ее в дупло, и они пошли домой, довольные прогулкой и увлеченные новым спором. Ежик утверждал, что у Зайца Лунная Тень ушастая, а Тень говорила, что раз у нее - груша, а не яблоко, то и у Зайца может тень быть с маленькими ушами.
Наутро Ежик, как только проснулся, умылся и позавтракал, сразу выбежал на поляну. Тень молча шла за ним. Посмотрев на нее, Ежик увидел, что она без яблока. "Ах, да... Надо и мне нацепить его". Он взял с крылечка яблоко и отправился к дубу. По дороге он рассказывал Солнечной Тени про вчерашний вечер, но та молчала и угрюмо повторяла все движения. Ежик подумал было, что все это напрасно, но когда он сказал, что для нее Лунная Тень оставила половинку сочной груши, он заметил - или ему показалось - что Тень подпрыгнула. Добравшись до дупла, Ежик забрался внутрь и через некоторое время выбрался оттуда. "Хм.. наверное ничего не получилось".. Подумал он, потому что тень так и осталась молчаливой. Ежик пошел домой, чтобы, наконец сварить из яблока варенье, и пробегая мимо Заячьей поляны, увидел Зайца, подметающего вход в норку.
- Привет, Заяц. - Крикнул Ежик на ходу.
- Привет, Ежи... ой ! и..ик.. Ежик, стой!
- Чего? - Ежик остановился и посмотрел на Зайца.
Заяц показывал на спину, туда, где было яблоко. Ежик посмотреть на спину не мог, он посмотрел на свою тень.. и подпрыгнул он неожиданности ! На спине были две половинки! Половина яблока и половинка груши!
- Ойк.. ой ! Так значит, тень все понимала! - Ежик рассказал Зайцу вкратце, что с ним произошло сегодня ночью, и оба они попробовали грушу.
Она была чудесная, сочная и сладкая. И Заяц тоже решил познакомить свои тени. А Ежик побежал домой, и сегодня же вечером они с Лунной Тенью сходили к дуплу и та очень обрадовалась яблоку. Потом они долго разговаривали, смотрели на звезды и ели яблоко и грушу.. Ежик - свои, Тень - свои.
- Спасибо тебе, Ежик. - Сказала Лунная Тень. - Как здорово, когда сказка бывает взаправду! Яблоко - просто замечательное и очень вкусное!
- Не за что, а мне жутко нравится, что и наоборот - "взаправда" бывает сказкой, ведь теперь у меня будет кроме яблочного еще и грушевое варенье! И компот тоже!
Они еще поболтали, и Ежик, довольный, пошел спать, пообещав завтра сводить Тень к озеру, а Тень осталась на камешке, болтать лапами, есть яблоко и считать за Ежика звезды.

 
 


 
  2006.04.10  23.45
Какое платье у моря ?

Одна маленькая девочка никогда в жизни не видела моря. Нет, конечно же она читала много сказок и книжек с картинками и даже знала, что такое море, но по-настоящему никак не получалось. Жили ее мама и папа очень далеко, и девочке ничего не оставалось, как рисовать на последней страничке тетради по математике дельфинов, чаек и карабли. Но как раскрасить море, она не знала. На картинках оно было то синим, то черным, то с барашками на вершинах волн. Вот когда она рисовала себя, она всегда точно знала, какое платье на ней будет. А вот какое платье у моря ?
И вот как-то раз летом папа пришел домой и взволнованно сообщил, что ему по работе просто необходимо попасть в один городок у моря, и ему предложили взять с собой семью. Что творилось за это время, пока все собирались к отъезду, в мыслях девочки, описать просто невозможно. В предвкушении такого маленького, но настоящего, и оттого самого долгожданного чуда, она считала дни, часы, минуты.. И вот наконец поезд уже катит к югу, скоро, скоро, скоро! Но поезд остановился в совсем обычном городе, на вокзале которого девочка прочитала "Симферополь". Но оказалось, что путешествие еще совсем не закончилось, и им надо ехать на троллейбусе по горам. Это было тоже маленькое чудо, потому что троллейбусы у них дома ходили только по главному проспекту и еще один - до большой больницы, но чтобы так далеко! Но все оказалось правдой.. "Пшшик" - сказал троллейбус тихо, закрывая двери, и покатил по дороге. И потом появилось оно.. море.. самое настоящее, уходящее но горизонта. Троллейбус ехал прямо вдоль обрыва, и было видно все все все! Впрочем, где кончается вода и начинается небо, так и нельзя было бы различить, если б не маленький кораблик там, где-то очень и очень далеко. "Так значит вот какое платье у моря, небесное!" - подумала девочка и совсем прилипла носом к стеклу, заглядевшись на свою маленькую мечту.
А потом они поселились в высоком доме, из окна которого была видна часть городка, и кусочек моря над верхушками деревьев парка. Девочка узнала, что городок этот называется "Ялта", а море - Черным. "Наверное раньше у него было черное плятье, как у тети Светы, которая пришла как-то раз в нем в гости" - решила девочка. - "Но когда море успело его поменять?".
На второй день утром девочка вместе с мамой отправились через парк к самому самому краешку моря, а папа пошел по делам, и обещал присоединиться к вечеру, после работы. Весело прыгая по ступенькам и стараясь обогнать ручей с водопадами, девочка поторапливала маму : "Ну пойдем же! Оно уже давно проснулось и нас ждет!". Наконец они выбежали на берег. Солнце отражалось в воде тысячами искр и блесок, облако было большим белым пятном на этом узоре и теперь наряд совсем не походил ни на небо, ни на черное платье тети Светы.
- У тебя наверное тысяча и одно платье! - рассмеялась девочка
- Ну не так уж и много, но не жалуюсь. - ответило море и лизнуло девочкин сандаль прибоем.
- Ойк! - отпрыгнула девочка, - Ты.. ты разговариваешь ??
- Не всегда, но по утрам - часто. Потом приходит много людей и очень шумно, а я люблю тишину.
Девочка посмотрела на намокший сандаль и решительно сняла оба. Потом подошла к прибою и море снова лизнуло обе, уже босые, ступни.
- И правда ты уже проснулось, совсем не холодное! - засмеялась девочка.
- Когда у меня утреннее солнечное платье, конечно. Вот когда шторм и мы с ветром спорим, кто же сильнее, тогда я холодное, - сказало море и шаркнуло камешками. - Но я не люблю долго спорить, - добавило оно, подмигнув отражением солнца.
- Тогда я не буду, я луче в тебе поплаваю! - и девочка побежала переодеваться.
Потом они купались, загорали, ели мороженое в тени большого раскладного зонтика, и девочка рассказала, какие у моря есть наряды.
- Я то думала, как мне раскрашивать его ? А все оказалось очень просто, надо просто спросить у моря: "как у тебя дела?".
Вечером пришел папа, и рассказал, что они еще пробудут тут всю неделю. Девочка тихонько прошептала "Ура! Значит дельфинов я тоже посмотрю, надо только очень внимательно смотреть". Поздно вечером, когда мама с папой о чем-то говорили на кухне, перед тем,как заснуть, девочка выбралась из-под одеяла и пробралась на балкон. Глянув на краешек моря, она ахнула.. В нем теперь отражались звезды и лунная дорожка. "Так вот оно какое ночью!" - с восхищением подумала девочка, и ей очень захотелось попасть туда, на берег, пошептаться с морем и послушать сказки, которые оно наверняка знало! Про пиратов и загадочные корабли-призраки, про острова со спрятанными сокровищами... По небу пролетела падая, звезда. "Вот, загадаю ка на нее, чтобы когда-нибудь попась посмотреть на ночное платье моря". И звезда, пролетев, упала прямо в воду, где-то далеко-далеко, чуть коснувшись маяка. "Значит - сбудется обязательно!" - подумала девочка и зашла в комнату.
- ..обязательно.. - донес тихий ночной бриз..
- Спасибо! Спокойной ночи! - сказала девочка, и нырнула в кроватку...

... - Малыш, ты скоро ? - донесся крик сверху.
- Сейчас, сейчас! - девушка откинула назад прядь волос, подняла туфли с камней, серебристых в лунном свете, и, поднявшись, пошла босиком к огню костра, мелькавшему наверху.
- Каша почти остыла, но можно разогреть.
- Нет, я поем.. все равно чай горячий. А вот ты знаешь, сколько платьев у моря?
- Сколько чего?
- Ладно, погоди, доем.. и расскажу. Налей-ка мне чаю....

 
 


 
  2006.04.10  23.37
Ежик и осень

Ежик встал раньше обычного, солнышко еще только поднялось над лесом. Пофыркав около умывальника и аккуратно причесав иголки, он принялся убираться в домике. "Сегодня кто-то должен прийти в гости!" - появилась у него в колючей голове мысль, и эта мысль осталась там на все утро. Вскоре пол был подметен, пыль вытерта тряпочкой, и на столе появилась новая чистая скатерть. Ежик выбежал во двор и посмотрел вокруг, но никого не было. "Странно," - подумал Ежик и сходил к колодцу за водой. Потом он поставил на крыльце самовар, а сам пошел в домик и приготовил две тарелки манной каши с малиновым вареньем и два будерброда с маслом. "Чтобы было чем угощать гостя" - подумал он. Самовар на крыльце закипел и сказал "Пых!", выпустив облако пара. Ежик принес самовар в домик, налил чай в кружку и принялся глядеть в окошко. Потом он сжевал задумчиво сначала оба бутерброда, а потом съел всю кашу, но никто так и не постучался в дверь. Ежик опять выглянул во двор. "Ну когда же этот кто-то придет?" - Ежик был всегда уверен в своей интуиции. Тут подул легкий ветерок и на нос Ежика опустился желтый березовый листок. "Аааа пчхи-и !" - чихнул Ежик от неожиданности.
- Будь здоров! - сказал КТО-ТО.
- Ты кто? - спросил Ежик.
- Я - осень. - сказала Осень. - И я пришла в гости к вам в лес.
- Так значит ты и есть та самая гостья, которую я так жду?
- Наверняка, - Осень улыбнулась. - Так я у вас побуду до зимы?
- Конечно! - Ежик почесал нос. - И все деревья теперь будут желтыми?
- Все, кроме елок и сосен, - Осень подула ветерком и сбросила с березы еще один желтый листок. - А потом листья будут еще красными.
- Уххх.. как красиво! Добро пожаловать в лес, Осень. - сказал Ежик.
- Спасибо, - ответила Осень.
Потом они попрощались, и Осень полетела по делам. А Ежик побежал рассказывать всем в лесу, что теперь у них в гостях будет самая настоящая осенняя сказка.

 
 


 
  2006.04.10  23.34
Как Ежик на юг улетал

Осень тихо и незаметно прокралась в лес. Солнышко уже не грело так тепло как летом, очень часто по утрам на лес опускался белый и пушистый туман, а деревья стояли все с желтыми золотистыми листьями и тихонько перешептывались между собой на ветру.
Ежик проснулся в то утро совсем не от будильника, а от птичьего крика за окном. Выглянув в окошко, он увидел, как ласточки, галдя и перелетая с ветки на ветку, о чем-то спорят. После завтрака Ежик вышел во двор. Ласточки уже перестали кричать и теперь летали над лесом огромной стаей, выписывая круги.
- Эй, - позвал Ежик. - Чего это вы делаете?
- Мы, - прокричаала одна из ласточек, - Готовимся улетать.
- Улетать? Куда?
- На юг, конечно! Когда в лесу зима, на юге - лето! - и ласточка поспешила догнать стаю.
Ежик почесал нос. "А ведь если там будет опять лето, не надо мерзнуть и даже дрова совсем не понадобятся."
- Погодите! - у Ежика появилась мысль, - Возьмите меня с собой! Я тоже хочу на юг!
Та ласточка, опустившись на ветку сосны, рассмеялась, и, отсмеявшись, спросила:
- Мы-то тебя возьмем, а ты летать умеешь?
- Не пробовал, - честно признался Ежик. - А ты как научилась летать?
- Я? - ласточка на секунду задумалась, - меня маленькую мама вытолкнула из гнезда, я замахала крыльями и научилась.
- Ммм.. гнезда у меня нет, а ветка, вооон та, почти на верхушке - подойдет?
Ласточка посмотрела и сказала задумчиво:
- Наверное да, гнездо наше было даже повыше..
- Тогда я попробую!
Ежик подошел к сосне, оглядел ее снизу, и принялся карабкаться. "Уфф.. как это тяжело - учиться летать" - думал он, заползая и подтягиваясь на ветках. Одна из них чуть не сломалась, но Ежик вовремя перескочил на соседнюю. Наконец он взобрался на самую верхнюю ветку. Ласточка уселась рядом.
- Молодец! - похвалила она Ежика. - Теперь закрой глаза, я тебя столкну, а потом открывай глаза и пытайся лететь. Так меня мама и учила.
- Закрывать глаза? - Ежик посмотрел вниз. - Ой, как высоко! Я боюсь!
- Вот чтобы не бояться, глаза и закрывай!
Ежик послушно закрыл глаза, и ласточка легонько толкнула его в спину.
"Кувырк!"
- ...открывай.. - послышалось откуда-то сверху.
Ежик открыл глаза и увидел, как перед носом мелькают ветки сосны.
- Ааааааа! - закричал он и принялся махать всеми лапами, но бесполезно.
Земля приближалась почему-то все быстрее и быстрее. "Сейчас упаду!" - мелькнуло в голове у Ежика, и в следущий момент "БУМС!" - он потерял сознание....
...Потом ему почудилось, что он все же полетел. Мягко покачиваясь, немного вверх-вниз и из стороны в сторону. "Надо махать лапами" - подумал Ежик и замахал.
- Ой, он кажется пришел в себя! И еще дерется! - сказал Заяц.
- Неси скорее еще воды, сменим компресс, - сказала Белочка.
Ежик открыл левый глаз, и увидел Зайца, потом правый - на табуретке рядом сидела Белочка.
- Где я? Уже на юге? А вы тоже научились летать? - пробормотал Ежик.
- Если бы мы стали учиться летать, мы бы тоже лежали с забинтованными лапами и холодным полотенцем на голове, - назидательно сказала Белочка.
А Заяц принес воды, поставил на стол кувшин и хихикнул:
- Вот если бы ты плавать учится стал, я бы тебя не вытянул из озера один! Тоже мне, птица наша перелетная. Ты знаешь скока ты весишь?? Я вспотел, пока до домика нес. Еще и колючий!
- Так я.. дома? - Ежик только сейчас заметил, что лежит на кровати у себя в домике.
- И будешь лежать еще два дня, не меньше! - Белочка намочила полотенце холодной водой и положила на лоб Ежику. - Ты чего это летать захотел?
- На юг решил улететь, с ласточками. Там лето, и дрова заготавливать не надо.
- И из-за этого ты решил от нас удрать? - Белочка тоже засмеялась. - А как же Новый Год со снеговиком, и День Рождения Зайца? Я уже было хотела испечь шоколадный торт, но раз ты на юг...
- Торт? - Ежик не смог пропустить заветное слово. - А на юге нету тортов?
- Торт будет только тут! - Белочка подмигнула Зайцу.
- Точно, а с дровами я тебе помогу, - сказал Заяц.
Потом Ежик даже не два, а целых три дня еще лежал в домике, а Заяц с Белочкой приходили его навещать. На третий день Ежик вышел на крыльцо, и, щурясь от света, посмотрел на небо - ласточки уже летали очень красиво, в такт махали крыльями и ни одна не отставала.
- Привет, Ежик, - знакомая ласточка крикнула с высоты. - Что ж ты не сказал, что у тебя крыльев нету? Без них летать не получится, и с нами на юг тоже.
- Я остаюсь, - Ежик почесал нос, - Зимой в лесу тоже можно жить.
- Правда? Но зимой очень холодно!
- Пусть! - крикнул Ежик, а сам подумал "Наверное, даже зима не сташна своими морозами, когда рядом есть настоящие друзья".
- Привет, Ежик! - в калитку зашел Заяц, волоча за собой пилу и два топора. - Готов?
- Готов!
И они отправились в лес - заготавливать на зиму дрова.
- Давай сначала Белочке нарубим, - предложил Ежик.
- Давай, - согласился Заяц.
- Давайте, давайте... - послышался сверху довольный голос Белочки. - А к вечеру будет чай с орехами, согласны?
- Еще бы! - в один голос скзали Ежик и Заяц.
А ласточки в небе кружили и кружили над лесом, изредка поглядывая на трех друзей там, внизу, которым даже зима была совсем не страшна.

 
 


 
  2006.04.10  23.27
"Ежик и Эхо"

Наступала пора Нового Года. Ежик прибрался в норке, выбросил старые сухие листья, набрал веточек мягкой ели и поставил их в старую вазу на столе. Игрушек у него не было, но шишки на ветках были такие красивые, что игрушек и не понадобилось. Ежик наколол побольше дров, чтобы не бегать потом перед самым праздником. Решив погулять и заодно проведать своих друзей, Ежик вышел на крылечко. Туман окутал весь лес, верхушки деревьев были как будто за облаками. Ежик испугался, как там Белочка, которая жила в дупле раскидистого дуба на опушке. "Неужели потерялась в тумане?!" - подумал он и решил пойти проведать ее.
Проходя мимо колодца, Ежик остановился и заглянул в него. В колодце, и это Ежик точно знал, жило Эхо. Старое ворчливое Эхо, которое повторяло все подряд, что ему ни скажут.
- Привет - сказал Ежик.
- Привет - повторило Эхо, как всегда, передразнивая Ежика.
- Опять за свое.. хоть бы о чем другом поговорили.. - сказал Ежик.
- Опять за свое.. хоть бы о чем другом поговорили.. - невозмутимо ответило Эхо.
Ежик понял, что с Эхом спорить - все равно, что с самим собой и пошел на опушку. Дойдя до старого дуба, Ежик постучал палочкой по нижней ветке. Белочка, прыгая с ветки на ветку, спрыгнула с дерева.
- Привет, пушистый хвост, - сказал Ежик.
- День добрый - сказала Белочка - зачем меня звал?
- Я просто хотел узнать, не заблудилась ли ты в таком тумане, там наверху все белое.
- Ничуть! - Белочка махнула хвостом. - Вот еще! Я каждую ветку знаю, даже в темноте могу прыгать и.. и хоть до норы Кролика допрыгать могу! Погоди.. а ты чего такой грустный?
- Я не грустный. Я - задумчивый. Я про Эхо думаю, которое в колодце у меня живет.
- А что с ним? - сказала Белочка озабоченно. - Неужели заболело? Перед Новым Годом-то?
- Да нет, вроде такое же, как всегда. Но это-то меня и тревожит. Ему же одиноко.. Совсем-совсем не с кем поговорить, вот оно меня и передразнивает.
- Слушай, а пошли вместе, может я с ним поговорю?
- Пошли, давай попробуем.
И Ежик с Белочкой направились по дорожке к колодцу с Эхом. Вернее, Ежик бежал по дорожке, а Белочка прыгала по нижним веткам. Она боялась забираться в туман выше, потому что домик Ежика был далеко, и дорогу в тумане она почти не знала. Добравшись, они оба заглянули в колодец.
- Привет! - крикнула Белочка.
- Привет! - отозвалось Эхо таким же голосом.
- Не вот, не получилось.. - Ежик огорченно вздохнул, - тебя оно тоже передразнивает.
- А вот и нет! Ты же говорил, что оно как всегда, а оно - моим голосом заговорило! Давай не так, давай я буду свое Эхо приветить, а ты - свое.
- Привет, Белочка - сказал Ежик вглубь колодца.
- Привет, Ежик - сказала следом Белочка.
И они услышали как Эхо Ежика и Эхо Белочки.. тоже поздоровались!
- Ура! - закричал Ежик, - работает!
- Ура, ура! - улыбнулась Белочка. - Я же говорила, ему просто скучно! Хочешь я буду приходить и делать свое Эхо, когда твоему будет скучно?
- Конечно хочу! А мы будем пока пить чай с вареньем, пока твое Эхо и мое Эхо разговаривают.
Потом настал Новый Год, Белочка пришла к Ежику поздравить его с Новым Годом, и Эхо Ежика рассказывало Эху Белочки сказки, а потом они пили чай и разговаривали сами.
- Слушай, Ежик, а у меня тоже есть маленькое Эхо в старом дубе. Только оно тихое-тихое. Но ему тоже скучно. Ты умеешь говорить шепотом?
- Умею - сказал Ежик.
- Тогда приходи завтра, я тебя с ним познакомлю, и с твоим Эхом тоже.
- А у тебя варенье есть?
- Есть, и еще - шишковый компот.
- Ой, и с компотом я тоже хочу познакомиться! - сказал Ежик.
И они засмеялись, а за окошком было все в снегу и никакого тумана уже не было, зато шел мягкий, пушистый, новогодний снег....

 
 


 
  2006.04.10  03.55
КТО-ТО

— Ёжик! Медвежонок! Вы меня слышите?
Заяц стоял на холме, глядел на реку, на сверкающий лес, и синий ветерок трепал ему уши.



— Молчат, — сказал сам себе Заяц и закричал ещё громче:

— Ёжи-и-ик! Медвежо-о-о-нок!

— Ну чего кричишь? — спросил Кто-то.

Заяц оглянулся — никого не было.

— Нечего кричать, — сказал Кто-то. — Всё равно не услышат.

— А ты — кто? — спросил Заяц. — И где ты есть, если тебя не видно?

Кто-то прошёлся туда-сюда (Заяц слышал, как шелестит трава) и остановился перед Зайцем.

— Вот что, — сказал Кто-то и уставился на Зайца невидимыми глазами. — Медвежонок теперь спит, поел и отдыхает. А Ёжик идёт к нему с песней.

— Что поёт? — спросил Заяц.

— Без слов.

— А ты откуда заешь?

— Я всё знаю.

— А зачем я их звал?

— От радости. Солнцу обрадовался и кричишь.

— Верно, — сказал Заяц. — Уж больно хорошо! А что я им хотел сказать?

— Весна!

— Точно! А ещё?

— Давайте попрыгаем!

— А ещё?

— А больше — всё! Что ты ещё можешь сказать, если ветер в башке?

"Опять верно, — подумал Заяц. — Больше я ничего и не хотел".

Но зайцу захотелось поговорить с Кем-то, кого не видно, как-то по-другому, чтобы Кто-то как-нибудь сказал, кто он.

— А давай побегаем! — сказал Заяц.

— Со мной неинтересно.

— Почему?

— Я — везде. Куда ни прибежишь, а я — там.

— Не верю! — сказал Заяц.

— Беги!

И Заяц, прижав уши, помчался с холма и, долетев до реки, так прыгнул в сторону, что любой — будь то сама Лиса или даже Волк — и тот бы не удержался, рухнул в воду, а Заяц залетел в ельник, скатился в овраг и, спрятавшись под вывороченную сосну, прошептал:

— Где ты?

— Да здесь я, не дрожи, — нехотя сказал Кто-то, и Заяц остолбенел.

— Кто ты? — тоненько заплакал Заяц. Его бил озноб. — Покажись!

— Не могу, — сказал Кто-то. — Не умею.

— Тебя заколдовали? — Зайцу сделалось так страшно, что он перестал дрожать.

— Заколдовывают в сказках.

— А мы где?

Кто-то немного помолчал, потом заиграл на балалайке.

— Это — что? — спросил Заяц.

— Балалайка.

Балалайка тихонько тренькала, на лес надвинулись сумерки, а Заяц сидел, под вывороченной сосной, обхватив голову лапами, и, раскачиваясь из стороны в сторону, мычал, будто у него болел зуб.

— Ничего, — успокаивал его Кто-то. — Это пройдёт. Ты только пойми, что есть Кто-то, кого никогда не видно.

 
 


 
  2006.04.10  03.43
Сказка про маленького Ежика, который хотел летать

Жил да был маленький ёжик. Жил себе и жил, в своей большой ежовой семье. И всё у него было хорошо. Ну, казалось, что всё хорошо.
Папа ёжика был весьма уважаемый в лесу ёж. Он даже здоровался за лапу с медведем.
Мама ёжика пользовалась уважением среди зайчих восточной стороны леса и даже лисицы прислушивались к её мнению.
И было у ёжика много братьев и сестёр.
Самый старший брат – был…
Авторитетный ёж.
Авторитетный, иначе и не скажешь. Он водил дружбу с волками, командовал хорьками, платил сорокам-осведомителям. У него был крепкий официальный бизнес, по торговле орехами и грибами. Кому какое дело, что часть этих орехов – дань с белок? А грибы – частенько вовсе не сыроежки да белые, а загадочные грибы-псилосубы? Зато эти грибы приносят радость!
Старшая сестра ёжика – уехала в Большой Лес и стала там известной актрисой.
Во всяком случае, она об этом регулярно пишет в письмах и присылает фотографии. Бабушка-ежиха, вообще то недовольна, этими фотографиями. Она говорит, что они «развратные», но кто будет слушать бабушку которой перевалило за десять лет? Что она понимает в современной жизни?
Зато бабушка хорошо умела рассказывать сказки, и маленький ёжик очень любил её слушать.
Старшие, порой крутили лапами возле морды. «Совсем из ума выжила старушка! Только голову мальцу забивает! Сейчас надо зарабатывать деньги! Вот что важно!» - говорил Авторитетный ёж. – Вот подрастёт малец, возьму к себе в бизнес, курьером будет для начала!»
Маленькому ёжику такая перспектива не очень то нравилась. Но он был вежливый ёжик, и никогда не спорил со старшими. Только скручивал фигу в кармане и думал «Ага, ждите! Так я и буду играть в ваши дурацкие и скучные взрослые игры!»
А потом он убегал в старую нору к бабушке, она угощала его печёными яблоками и замечательными тушёными грибами.
И, разумеется, рассказывала сказки!
«Давным-давно – так начиналась каждая бабушкина сказка – Так давно, что даже деревья и горы не помнят тех времён…»
Маленький Ёжик забывал о вкуснейших тушёных грибах и во все глаза смотрел на бабушку. Бабушка смотрела подслеповатыми глазами в маленькое окошко, и весело щурилось на яркое, но холодное осеннее солнце. Её седые и совсем уже не острые колючки становились в лучах солнца, будто бы огненными. Ёжика всегда завораживал блеск бабушкиных колючек. Ни у кого в семье он такого не видел.
У Авторитетного ежа колючки были – словно проволока – жёсткие и очень острые. У мамы ежа – очень пышные, она всегда делала химию. У папы ежа – редкие. Папа ёж этим даже гордился. Как я уже говорил – он был уважаемый ёж и небольшое брюшко и залысины были ему даже к морде. Про Старшую сестру – и говорить нечего, на каждой новой фотографии у неё были совсем разные колючки, а то и вовсе никаких не было.
«Давным-давно – начала бабушка рассказывать новую сказку – Так давно, что даже деревья и горы не помнят тех времён, на свете тоже жили ежи. Только это были совсем другие ежи, нежели сейчас. Они не гнались за выгодой, они умели мечтать и любить… А ещё они умели летать…»
Маленький ёжик даже выронил кусочек ароматного яблока!
- Да, да, не удивляйся, это были саамы настоящие Летающие Ежи. – важно сказала бабушка.
Маленьком ёжику всегда нравились птицы. Стремительные соколы, гордые орлы, юркие ласточки… Но больше всего ему нравились перелётные утки, которые иногда появлялись в районе озера. Прочие жители леса относились к перелётным по разному. Кто-то ворчал «опять эти перекати-поле прилетели! Теперь точно орехов в дупле недосчитаешься!», кто-то снисходительно жалел их: «бедняги! Всё-то им дома не сидится. Верно, и дома то у них нету никакого!». А Маленький ёжик всегда прибегал к озеру смотреть на Перелётных. Воображение рисовало ему дальние страны, пустыни и горы, реки и моря, джунгли и неведомые северные земли, когда он смотрел на утомлённых птиц, плескающихся в озере, перед тем как вновь улететь… Маленькому ёжику очень хотелось поговорить с Перелётными, но он стеснялся.
- Летающие ежи были очень сильные, они летали так высоко, что ни одна птица не могла с ними соревноваться. Летающие ежи были очень непоседливые, и вдобавок мечтательные. Они могли пролететь тысячу километров, просто чтобы посмотреть, чем закат там отличается от заката здесь…
Сердце Маленького ёжика забилось часто-часто! Он так хотел летать куда захочет и заниматься тем, чем нравится!
- …да, Летающие ежи были самые свободные звери… Они летали наперегонки с ветром, купались в облаках, в полёте срывали с деревьев фрукты и никто им был не указ.
Бабушка затихла, и, кажется, приготовилась задремать.
- Ба-а-абушка! – закричал Маленький ёжик. – Как же так получилось, что ежи больше не летают?
- Ох… - вздрогнула бабушка, и, посмотрев на внука сказала. – Это очень грустная история.
Но Маленький ёжик хотел знать. Ему казалось, что можно исправить дело, ему хотелось свободы! Бабушка устало потёрла лапками глаза, и, вздохнув, сказала:
- Просто, однажды ежи разучились мечтать… - бабушка больше не улыбалась, и не смотрела на внука – С каждым следующим поколением в ежах росли жадность. Жадность, и, как следствие глупость и подлость. Ежи всё чаще рыли норы, чтобы прятать добро. И рыли всё глубже, потому что другие ежи находили норы и забирали добро.
Маленький ёжик в ужасе прижал лапки к мордочке.
- Ежи летали всё реже. Ведь теперь им не было дела до цвета заката, или формы облаков. Они сидели в своих норах и пересчитывали свои богатства. Это стало для них главным. Наконец, пришёл день, когда первый ёж родился совсем без крыльев. Его родители очень обрадовались «Как хорошо!» - говорили они – «Он не будет витать в облаках! Станет уважаемым ежом, накопит богатство!»
Маленький ёжик сжал кулачки. В его глазах стояли злые слёзы. Он то знал, что дети рождаются такими, какими их хотят видеть родители. Только очень сильные дети могут пойти своим путём.
- С тех пор все ежи рождались бескрылыми. – завершила бабушка свой рассказ.
Маленькому ёжику очень хотелось заплакать, но он почему то не смог. В его жизни появился злейший и непримиримый враг, с которым предстояло бороться. Бороться, а не плакать.
В тот день Маленький ёжик раз и навсегда решил для себя, что он никогда не будет идти с остальными ежами одной дорогой.
Он больше не был Маленьким ёжиком.
Но и большим ёжиком он не стал.
Во всём лесу его постепенно стали называть Странным ежом, или Беспутным ежом.
Ёжик шёл к одному ему видимой цели. Первым делом он ушёл из дома. Он сдружился с Перелётными, и часто разговаривал с ними, когда они прилетали в Лес. Лесные звери шептались, сочувствовали родителям Ёжика, а между собой говорили «В семье не без урода!»
Ёжику всё это было неинтересно. Он не общался с лесными жителями. Разве что с бабушкой. А потом он и вовсе исчез.
Никто его особенно не искал, исчез и исчез, поговорили недельку, да и забыли.
Только бабушка, немножко грустила, потому как не знала, что случилось с Ёжиком.
Но, однажды в её дом постучались. Открыв дверь бабушка с удивлением обнаружила на пороге Перелётную Утку. Однако, вида не подала, и, как ни в чём не бывало, пригласила гостя за стол.
Они мило беседовали, заедая слова вкусными печёными яблоками. Перелётная Утка рассказал бабушке о дальних странах и чудесах, которые он видел. Бабушка с интересом слушала, и приговаривала:
- Ах, как жалко, что здесь нет Маленького Ёжика!
А Перелётная Утка, хитро щурился и продолжал рассказывать.
Уже к вечеру Перелётная Утка собрался уходить, и перед уходом неожиданно сказал:
- Не надо жалеть, что здесь нет Маленького Ёжика. Он был рядом со мной и сам всё это видел! Бабушка села на краешек стула и улыбнулась:
- Я знала, что у него получится! Теперь и мне не грех уйти. Правда у меня будет свой путь.
Той же весной бабушка тихо умерла в своей норке. Всё ежовое семейство закатило пышные похороны. Даже Старшая Сестра ёжика из большого леса приехала, вызвав настоящий ажиотаж. Авторитетный Ёж во всём лесу организовал трёхдневный траур, в общем, устроили всё по правилам, чтобы все соседи знали, какая у ежей сильная и влиятельная семья.
Только сама бабушка портила всё впечатление своим видом.
Вместо того, чтобы лежать, как и положено всем умершим, со строгим и печальным выражением на морде, бабушка…
Бабушка улыбалась!
- Вот ведь вздорная старушка – проворчал папа-ёж – И помереть-то, как все нормальные звери не может!

А над Лесом в это время летела причудливая крылатая пара.
- Что ж ты так поторопилась, бабушка? – спрашивал летучий зверь, со стремительными и хищными обводами сильного тела.
- Да не было больше сил терпеть! – отвечала ему крупная птица с огненными крыльями.
- А я то хотел поесть твоих чудесных яблок и взглянуть ещё раз на твои чУдные иголки.
- По моему, мои крылья куда более достойное зрелище – со смехом отвечала Птица.
- Куда мы полетим?
- Не знаю… Полетели к морю! Я давно хотела посмотреть как выглядит закатное солнце с берега моря…

 
 


 
  2006.04.10  03.24
КАК ЕЖИК С МЕДВЕЖОНКОМ ПРИСНИЛИСЬ ЗАЙЦУ

По первому снегу Заяц прибежал к Медвежонку. - Медвежонок, ты лучший из всех, кого я знаю, - сказал Заяц. - А Ежик? - Ежик тоже хороший, но ты - лучше всех! - Да что с тобой, Заяц? Ты сядь, успокойся. Чего ты прыгаешь? - Я сегодня проснулся и понял, - сказал Заяц, - что лучше, тебя нет на свете. Вошел Ежик. - Здравствуй, Медвежонок! - сказал он. - Здравствуй, Заяц! Вы чего сидите в доме - на улице снег! - Я собрался идти к тебе, - сказал Медвежонок. - А тут прибежал он и говорит, что я лучше всех. - Верно, - сказал Ежик. - А ты разве не знал? - Правда, он самый лучший? - сказал Заяц. - Еще бы! - Ежик улыбнулся Медвежонку и сел за стол. - Давайте чай пить! Стали пить чай. - Вот слушайте, что мне сегодня приснилось, - сказал Заяц. - Будто я остался совсем один в лесу. Будто никого-никого нет - ни птиц, ни белок, ни зайцев, - никого. "Что же я теперь буду делать?" - подумал я во сне. И пошел по лесу. А лес - весь в снегу и - никого-никого. Я туда, я сюда, три раза весь лес обежал, ну, ни души, представляете? - Страшно, - сказал Ежик. - Ага, - сказал Медвежонок. - И даже следов нет, - сказал Заяц. - А на небе - вата. - Как - вата? - спросил Ежик. - А так - ватное, толстое небо. И глухо. Будто под одеялом. - Откуда ты знаешь, что глухо? - спросил Медвежонок. - А я кричал. Крикну и прислушаюсь... Глухо. - Ну! Ну! - сказал Ежик. - И тут... И тут... - Что? - И тут... Представляете? Из-под старого пня, что на опушке... - За холмом? - Нет, у реки. Из-под старого пня, что на опушке у реки, вылез... - Ну же! - сказал Медвежонок. - Ты, - сказал Заяц. - Медвежонок! - Что ж я там делал, под пнем? - Ты лучше спроси, что ты сделал, когда вылез? - А что я сделал? - Ты вылез и так тихонько-тихонько сказал "Не горюй, Заяц, все мы - одни". Подошел ко мне, обнял и ткнулся лбом в мой лоб... И так мне сделалось хорошо, что я - заплакал. - А я? - спросил Медвежонок. - И ты, - сказал Заяц. - Стоим и плачем........................................................

 
 


 
  2006.04.10  03.11
ЕСЛИ МЕНЯ СОВСЕМ НЕТ

Еще совсем немного - и загорятся звезды, и выплывет месяц и поплывет, покачиваясь, над тихими осенними полями. Потом месяц заглянет в лес, постоит немного, зацепившись за верхушку самой высокой елки, и тут его увидят Ежик с Медвежонком. - Гляди, - скажет Ежик. - Угу, - скажет Медвежонок. А месяц подымется еще выше и зальет своим холодным, тусклым светом всю землю. Так было каждый вечер в эту ясную холодную осень. И каждый вечер Ежик с Медвежонком собирались то у Ежика, то у Медвежонка и о чем-нибудь говорили. Вот и сегодня Ежик сказал Медвежонку: - Как все-таки хорошо, что мы друг у друга есть! Медвежонок кивнул. - Ты только представь себе: меня нет, ты сидишь один и поговорить не с кем. - А ты где? - А меня нет. - Так не бывает, - сказал Медвежонок. - Я тоже так думаю, - сказал Ежик. - Но вдруг вот - меня совсем нет. Ты один. Ну что ты будешь делать? - Пойду к тебе. - Куда? - Как - куда? Домой. Приду и скажу: "Ну что ж ты не пришел, Ежик?" А ты скажешь... - Вот глупый! Что же я скажу, если меня нет? - Если нет дома, значит, ты пошел ко мне. Прибегу домой. А-а, ты здесь! И начну... - Что? - Ругать! - За что? - Как за что? За то, что не сделал, как договорились. - А как договорились? - Откуда я знаю? Но ты должен быть или у меня, или у себя дома. - Но меня же совсем нет. Понимаешь? - Так вот же ты сидишь! - Это я сейчас сижу, а если меня не будет совсем, где я буду? - Или у меня, или у себя. - Это, если я есть. - Ну, да, - сказал Медвежонок. - А если меня совсем нет? - Тогда ты сидишь на реке и смотришь на месяц. - И на реке нет. - Тогда ты пошел куда-нибудь и еще не вернулся. Я побегу, обшарю весь лес и тебя найду! - Ты все уже обшарил, - сказал Ежик. - И не нашел. - Побегу в соседний лес! - И там нет. - Переверну все вверх дном, и ты отыщешься! - Нет меня. Нигде нет. - Тогда, тогда... Тогда я выбегу в поле, - сказал Медвежонок. - И закричу: "Е-е-е-жи-и-и-к!", и ты услышишь и закричишь: "Медвежоно-о-о-к!.." Вот. - Нет, - сказал Ежик. - Меня ни капельки нет. Понимаешь? - Что ты ко мне пристал? - рассердился Медвежонок. - Если тебя нет, то и меня нет. Понял? - Нет, ты - есть; а вот меня - нет. Медвежонок замолчал и нахмурился. - Ну, Медвежонок!.. Медвежонок не ответил. Он глядел, как месяц, поднявшись высоко над лесом, льет на них с Ежиком свой холодный свет.

 
 


 
  2006.04.10  03.06
НЕ СМОТРИ НА МЕНЯ ТАК, ЕЖИК.

НЕ СМОТРИ НА МЕНЯ ТАК, ЕЖИК

- Я обязательно, ты слышишь? Я обязательно, - сказал Медвежонок. Ежик кивнул. - Я обязательно приду к тебе, что бы ни случилось. Я буду возле тебя всегда. Ежик глядел на Медвежонка тихими глазами и молчал. - Ну что ты молчишь? - Я верю, - сказал Ежик. Ежик провалился в волчью яму и просидел там неделю. Его случайно нашла Белка: она пробегала мимо и услышала слабый Ежикин голос. Медвежонок неделю искал Ежика по лесу, сбился с ног и, когда к нему прибежала Белка, вытащил Ежика из ямы и принес домой. Ежик лежал, по самый нос укрытый одеялом, и глядел на Медвежонка тихими глазами. - Не смотри на меня так, - сказал Медвежонок. - Не могу, когда на меня так смотрят. Ежик закрыл глаза. - Ну вот, теперь ты как будто умер. Ежик открыл глаза. - Улыбнись, - сказал Медвежонок. Ежик попробовал, но у него слабо получилось. - Сейчас я тебя буду поить бульоном, - сказал Медвежонок. - Белка принесла свежих грибков, я сварил бульон. Он налил бульон в чашку и приподнял Ежику голову. - Нет, не так, - сказал Медвежонок. - Ты садись. - Не могу, - сказал Ежик. - Я тебя подушкой подопру. Вот так. - Мне тяжело, - сказал Ежик. - Терпи. Медвежонок прислонил Ежика спиной к стене и подоткнул подушку. - Мне холодно, - сказал Ежик. - Сичас-сичас. - Медвежонок взобрался на чердак и обложил Ежика тулупом. - Как ты не замерз? Ночи-то какие холодные! - приговаривал Медвежонок. - Я прыгал, - сказал Ежик. - Семь дней? - Я ночью прыгал. - Что ж ты ел? - Ничего, - сказал Ежик. - Ты мне дашь бульону? - Ах, да! Пей, - сказал Медвежонок. Ежик сделал несколько глотков и закрыл глаза. - Пей-пей! - Устал, - сказал Ежик. - Нет, пей! - И Медвежонок стал поить Ежика с ложечки. - Не могу больше. - За меня! Ежик хлебнул. - За Белочку! Ежик выпил. - За Зайца! Он знаешь как помогал! - Погоди, - сказал Ежик. - Передохну. - Выпей за Зайца, он старался.. Ежик глотнул. - За Хомячка! - А Хомячок что сделал? - Ничего. Каждый день прибегал и спрашивал. - Пусть подождет. Сил нет, - сказал Ежик. - Иногда и утром прибегал, - сказал Медвежонок. - Съешь ложечку. Ежик проглотил. - А теперь - за Филина! - Филин-то при чем? - Как? Нет, за Филина ты выпьешь три ложки. - Да почему? - Да я на нем три ночи летал. Тебя искали. - На Филине? - Ну да! - Врешь, - сказал Ежик. - Чтоб мне с места не сойти! - Да как ты на него взобрался? - Он знаешь какой крепкий? Сел на шею и полетел. Ты бы видел, как Заяц, нас испугался. - Как? - Вот выпей - скажу. Ежик выпил подряд три ложки и снова закрыл глаза. - Как? - спросил он. -- Что? - Как Заяц вас испугался? - А! Заяц? Представляешь? Я лечу. А тут - он. Давай еще ложечку. Слышишь, как пахнет? Ух! Ежик выпил. - Ну вот. Сидит, ушами вертит. Тут мы. - С Филином? - Ага. Он ка-ак подскочит, ка-ак побежит! Филин чуть на дерево не налетел. Давай за Филина. - Нет. Уже совсем не могу, - сказал Ежик. - Давай я лягу. Медвежонок уложил Ежика на прежнее место и укрыл тулупом. - Ну как, - спросил Медвежонок, - тепло? - Угу, - сказал Ежик. - А про Филина придумал? Говори. - Да что ты? Вот выздоровеешь, вместе полетаем. - Полетаем, - еле слышно пробормотал Ежик, засыпая.

 
 


 
  2006.04.10  03.05
ЕЖИК В ТУМАНЕ

Тридцать комариков выбежали на поляну и заиграли на своих писклявых скрипках. Из-за туч вышла луна и, улыбаясь, поплыла по небу. "Ммм-у!.." - вздохнула корова за рекой. Залаяла собака, и сорок лунных зайцев побежали по дорожке. Над рекой поднялся туман, и грустная белая лошадь утонула в нем по грудь, и теперь казалось - большая белая утка плывет в тумане и, отфыркиваясь, опускает в него голову. Ежик сидел на горке под сосной и смотрел на освещенную лунным светом долину, затопленную туманом. Красиво было так, что он время от времени вздрагивал: не снится ли ему все это? А комарики не уставали играть на своих скрипочках, лунные зайцы плясали, а собака выла. "Расскажу - не поверят!" - подумал Ежик, и стал смотреть еще внимательнее, чтобы запомнить до последней травинки всю красоту. "Вот и звезда упала, - заметил он, - и трава наклонились влево, и от елки осталась одна вершина, и теперь она плывет рядом с лошадью... А интересно, - думал Ежик, - если лошадь ляжет спать, она захлебнется в тумане?" И он стал медленно спускаться с горы, чтобы тоже попасть в туман и посмотреть, как там внутри. - Вот, - сказал Ежик. - Ничего не видно. И даже лапы не видно. - Лошадь! - позвал он. Но лошадь ничего не сказала. "Где же лошадь?" - подумал Ежик. И пополз прямо. Вокруг было глухо, темно и мокро, лишь высоко сверху сумрак слабо светился. Полз он долго-долго и вдруг почувствовал, что земли под ним нет, и он куда-то летит. Бултых!.. "Я в реке!" - сообразил Ежик, похолодев от страха. И стал бить лапами во все стороны. Когда он вынырнул, было по-прежнему темно, и Ежик даже не знал, где берег. "Пускай река сама несет меня!" - решил он. Как мог, глубоко вздохнул, и его понесло вниз по течению. Река шуршала камышами, бурлила на перекатах, и Ежик чувствовал, что совсем промок и скоро утонет. Вдруг кто-то дотронулся до его задней лапы. - Извините, - беззвучно сказал кто-то, кто вы и как сюда попали? - Я - Ежик, - тоже беззвучно ответил Ежик. - Я упал в реку. - Тогда садитесь ко мне на спину, - беззвучно проговорил кто-то. - Я отвезу вас на берег. Ежик сел на чью-то узкую скользкую спину и через минуту оказался на берегу. - Спасибо! - вслух сказал он. - Не за что! - беззвучно выговорил кто-то, кого Ежик даже не видел, и пропал в волнах. "Вот так история... - размышлял Ежику, отряхиваясь. - Разве кто поверит?!" И заковылял в тумане.

 
 


 
  2006.04.10  03.03
ЕЖИКИНА ГОРА

Давно уже Ежик не видел такого большого неба. Давно уже не было такого, чтобы он вот так останавливался и замирал. И если кто у него спрашивал, зачем он останавливается, отчего замирает. Ежик все равно бы ни за что не смог ответить. - Ты куда глядишь, Ежик? - спросила Белка. - А, - сказал Ежик. И махнул лапой. - Ты что там увидел? - спросил Муравей. - Молчит, - сказала Белка. - Задумался, - проворчал Муравей и побежал по своим делам. А Ежику вдруг показалось, что он впервые увидел этот лес, этот холм, эту поляну. Что никогда-никогда до этого ничего подобного он не видал. "Как же так? - думал Ежик. - Ведь я столько раз бежал по этой тропинке, столько раз стоял на этом холме". И деревья были такие необыкновенные - легкие, сквозящие, будто сиреневые, и полны такой внутренней тишиной и покоем, что Ежик не узнавал знакомые с детства места. - Что же это? - бормотал Ежик. - раньше не видел всего? И птицы, те немногие птицы, что остались в лесу, казались теперь Ежику необыкновенными. "Это не Ворона, это какой-то Орел кружит над лесом, - думал Ежик. - Никогда не видел такой огромной птицы". - Все стоишь? - спросил Муравей. - Я уже вон какую соломину оттащил, а он все стоит. - Не мешай ему, - сказала Белка. - Он думает. - Думает, думает, - проворчал Муравей. - Что бы стало в лесу, если б все думали. - Подумает, и все, - сказала Белка. - Не мешай. - Все вы бездельники, - сказал Муравей. - Все вы друг за дружку горой. - И убежал. А Ежик про себя поблагодарил Белку, потому что он слышал разговор где-то далеко-далеко, будто говорили на облаках, а он - на дне моря. "Какая она добрая, - подумал о Белке Ежик. - Почему я раньше никогда ее не встречал?" Пришел Медвежонок. - Ну что? - сказал он. - Что делать будем? Ежик смотрел на лес, на холм, на Ворону, кружащую за рекой, и вдруг понял, что ему так не хочется отвечать, так не хочется спускаться со своей горы... И он стал благодарно думать о том, по чьей доброте на этой горе оказался.

 
 


 
  2006.04.10  01.32
Сказка про ежика или про чай.

Сидел ежик однажды дома и пил чай. Один. И пускай чай был самый лучший, и вода самая свежая и сладкая, и мед... Мед у ежика без всякого сомнения был самый лучший, потому что пчелы специально для него собирали мед с самых лучших цветов, а он им за это рассказывал на ночь сказки. Но если, по мнению пчел сказка не удавалась, они не расстраивались и все равно приносили мед для ежика, потому что знали, что следующая сказка будет замечательной.
И вот у ежика были все самое лучшее для чая, и ежик умел заваривать чай лучше всех в лесу. Но как только он садился пить чай один, то чай сразу терял весь замечательный вкус, и становится из замечательного чая просто чаем. А просто чай, согласитесь, пить не так вкусно, как замечательный чай.
Надоелу ежику пить просто чай, да еще в одиночку, и решил он пить чай с кем-то. Пошел ежик в лес, и совсем загрустил. Он хочет подойти к кому-нибудь, а этот кто-нибудь как увидит, что ежик к нему идет, сразу пугался и убегал, потому что думал, что ежик идет его забалтывать. И пускай зверям иногда нравилось слушать ежика, но это иногда было в среду вечером, а тогда был не вечер, да и совсем не среда, а пятница. Шел ежик, шел, и совсем решил домой идти, пить хотя бы просто чай, что бы согреться, потому что иголки, после того, как он сбрил их, совсем не расли, обиделись наверно, а рос серый пух с черными шерстинками, но рос медленно, как увидел под кустом спящую лису. Ежик тихонько подошел к ней и шепотом позвал: "Лиса-а, лиса-а, пойдем ко мне чай пить. Он замечательный". А лиса испугалась, что он ее во время чая заговаривать будет и хотела убежать уже, как вдруг у нее горло заболело. Горло всегда болит, если осенью под кустом спать. И лиса согласилась. Но с одним условием, что ежик будет молчать и что чай будет с медом. И хоть условий было не одно, а два, ежик согласился, потому что очень хотел пить замечательный чай, да и замерз он немного, а самое главное, что он не один чай пить будет.
Побежали ежик с лисой к ежику домой, и стали замечательный чай пить, с замечательным медом. И ежику совсем не хотелось лису заговаривать. А когда лиса допила чай и у нее прошло горло, она сказала, что пила самый замечательный чай в лесу. А ежик сказал, что она может пить чай у него хоть каждый день, и каждый день он будет рад ее видеть, и если она очень захочет, то будет рассказывать вечернюю пчелиную сказку. Лиса сказала спасибо и убежала. А ежик пошел на кухню мыть чашки и придумывать новую вечернюю пчелиную сказку.

 
 


 
  2006.04.10  01.18
Сказка как ежик был птицей.

Однажды гулял ежик по лесу и вышел к речному обрыву. Внизу текла река и над рекой летали ласточки и утки. Хотя ласточки не летали, а пронзали воздух, а утки медленно и вальяжно и очень неуклюже, по сравнению с ласточками, плыли по воздуху.
Ежик долго смотрел, как птицы сновали туда-сюда, и захотел стать птицей. А почему бы и нет, подумал ежик. Он отошел подальше от откоса, что бы посильнее разбежаться, уперся в камушек и побежал. Добежал до откоса, оттолкнулся изо всех сил всеми четырмя лапками и взлетел в воздух!!! Он летел между ласточками и ласточки радостно приветствовали его, а когда пролетал между утками, утки крякали в испуге и изумлении переставали махать крыльями.
А потом ежик стал рыбой, потому что плюхнулся в реку. Но рыбой быть ему не понравилось, потому что вода холодная была. Ежик выбрался на берег и побежал домой сохнуть, пообещав себе, что еще раз обязательно станет птицей, потом, когда вода потеплеет...